четверг, 25 января 2018 г.

НОВИКОВ БОРИС ВЛАДИМИРОВИЧ - "ЭССЕ О МЕДИЦИНЕ"


Если не принимать в расчет политику, погоду и женщин (о последних большего всего говорят и категорически судят юноши пубертатного периода и закомплексованные мужики раннего и среднего климактерического возраста), то медицина, – медицина вообще и наша медицина, ближайшим образом, – это тема, о которой судят и рядят все. Независимо от пола, возраста, образования, рода деятельности etc. Ну, говоря «медицина», мы, зачастую, имеем в виду «здоровье» – и, разумеется, медицину.

Кто не рассуждает о медицине? Только тот/те, по отношению к кому справедливо утверждения Георга Вильгельма Фридриха Гегеля: «Здоровье – это адекватность организма самому себе». Полная согласованность всех человеческих, – всех! – органов, которую принято обозначать как организм человека. Когда же начинается неадекватность, рассогласованность элементов (органов) этой самовоспроизводящейся и саморегулирующейся системы (организма), он начинает подавать «сигнал бедствия». Таковым является – боль.

Это призыв, вопль, мольба организма: «помоги мне». Help me. Helfen sie mir, bitte… 

Колит, давит, ноет, тошнит… не счесть видов и оттенков боли, как несть числа патологиям. Это как в гносеологии: истина (в данном случае: здоровье) – одна; у глупоты (болезней, хворей) пределов нету.

И вот здесь мы входим в область, в мир, во вселенную …деформированной диалектики. А добре же известно: в любом деле столько настоящего, – действительного, – сколько в нем диалектики. Недеформированной, понятно.

…Затошнило, заныло, закрутило, – словом: заболело. Куда дорога? Вестимо, к врачу. В ФАП, поликлинику, больницу. И вот вы перед дверью врача. Открываете. Здороваетесь. И что слышите? «Больной, раздевайтесь». Вам повезло. Хорошо еще, что не услышали: «смертельно больной, раздевайтесь».

Без (до) осмотра, без (до) анализов пр. исследований, без (до) консилиумов и т.п. медицинских мероприятий – «больной». Вместо грамотного старта – финиш. Вы подавлены, ваша воля и ваше желание бороться за себя практически отключены и нейтрализованы, вы из субъекта превращены исключительно в объект. Медицинского воздействия. Деформированной диалектики. Со всеми вытекающими.

Дальше все будет только усугубляться. Вас будет «пользовать» узкий специалист. Ну, стоматолог. Или – ЛОР. Или кардиолог. Или, ну, понятно… А ведь еще древний Гален знал, что «не бывает больного органа, есть больной организм». Т.е. опять – попранная диалектика (связь всего со всем, превращение всего во все, влияние всего на все). И вы хотите «блестящего результата»? Выздоровления? Ну, ну… 

Дальше. Врачуют в основном – тело. Организм. А, ведь человек – это голова (дух), сердце (душа), ну, и, разумеется, тело. Т.е. это – органическая целостность. Так вы уж определитесь, пожалуйста, что вы лечите, – человека или организм?! 

Я уже не говорю о том, что по природе своей человек – существо биосоциальное, но ведь по сущности: исключительно социальное! И если не обращать внимание, если игнорировать существо (качество) той социальной среды (общество, коллектив, семья etc.), в которой постоянно вращается человек, этого общения: есть ли это состояние духовного, душевного и телесного комфорта, либо же перманентный когнитивный диссонанс, хронический невроз, стрессуха и депрессуха – нам не понять ни происхождения, ни природы (клиники), ни способов и перспектив лечения больного человека. Человека. А не организма. И даже не совсем верно: человека. Человека и общества! Если общество хронически больно (в самом общем виде: антигуманизмом), человека вылечить невозможно. В лучшем случае его можно подлечить. Либо, – в случае неквалифицированного лечения (воздействия), – и вовсе: залечить. И – спрятать. Вы же знаете, где врачи прячут свой брак. На глубине 1,5 м. под землей…

Итак, связка «человек – общество» как фактор болезни и выздоровления, обозначен. Не менее важна в этом отношении связь «общество – природа». «Человек – окружающая среда».

Так и современный человек (общество). Относясь к природе как завоеватель и потребитель, – а, в сущности, как хищник, – он получил ровно адекватный ответ. Короче, чем хуже наше отношение к ней, тем больше у нас оснований думать о собственном здоровье. И, соответственно – «развивать медицину». 

Еще одно рассуждение, базирующееся как на основательном жизненном опыте, так и на непраздном знакомстве, – профессия такая, – с материалистической диалектикой (методология) и диалектическим материализмом (теория). Мы имеем в виду соотношение т.н. официальной и нетрадиционной (народной etc.) медицины. И прежде, и нынче оно, это отношение между ними, очень мягко говоря, недружественное. Во-первых, эти две «медицины» существуют как бы в двух параллельных и, практически, непересекающихся мирах. И буде бы: просто непересекающихся. Они же перманентно собачатся, ибо и у одной, и у второй исключительно черно-белое, рассудочное, – альтернативное, – отношение и оценка друг друга. А проигрывают в конечном итоге все: и медицина официальная, и медицина народная, и, самое главное: нуждающийся в помощи человек.

А как же должно быть? В идеале, медицина официальная, медицина базирующаяся на науке, на апробированных веками практиках, должна перестать быть официальной: воспринять в себя в полном объеме все, – все, – что было наработано во все времена и народы медициной неофициальной, целительством. Именно этот бесценный, – как бывший, так и ныне сущий, – опыт есть теми, бьющими из недр человеческой культуры ключами, из которых образуются ручьи, реки, моря и, в конечном счете: океан медицины официальной. Это справедливо для любой области человеческой деятельности (искусства, строительства, с/х etc.), однако для медицины – в пределе. Следовательно, не «или-или», но такая постановка всего дела «официальной» медицины, чтобы за ее пределами не остался невостребованным, не исчез необратимо ни один, – ни один, – рецепт снадобья, методика лечения, выхаживания, предупреждения (это главное!) болезни etc. Следовательно, начиная со средних медицинских училищ и заканчивая докторантурой – все должно осуществляться под императивом неразрывной связи исторического и логического: неразрывной связи медицины неофициальной и официальной.

И, разумеется, эта связь должна наличествовать во врачебных практиках. Каждодневных.

Лишь это обеспечит тот и такой эффект синергии, такой уровень эффективности медицины, который не в состоянии обеспечить ничто иное.

Диагностика. Чтобы лечить, надобно знать, что лечить. Чтобы уничтожить цель (болезнь), ее надобно предельно точно идентифицировать. И это – тот случай, когда успех, – либо же неуспех, – предприятия целиком и полностью зависит от недеформированной, либо же: деформированной диалектики диагностирования, соответственно.

Можно и должно осуществлять диагностику т.с. объективную: по явленной симптоматике (наблюдение врача), по показаниям анализов, приборов etc. 

Но в такой же мере, – в такой же мере! – необходимо выслушивать и пациента: его самоощущение, его оценку динамики протекания болезни и процесса лечения etc. 

Разумеется, от субъективного до субъективизма – рукой подать. В клиниках и больницах такие «бабульки» и «дедушки» попадаются, что сохрани и помилуй. И здесь многое, если не все, определяется опытом, квалификаций, милосердием etc. врачей. Сестричек. Всех, причастных к процессу. Разумеется: родных и близких. Коллег. Ведь: «чтобы сочувствовать – достаточно быть человеком, чтобы сорадоваться – надо быть ангелом»!

Вывод: чем спокойнее, грамотнее, образованнее, объективнее пациент (больной), тем выше вероятность благоприятного исхода (лечения, по крайней мере) болезни.

И, в завершение нашего эссе еще одно соображение. Для успешного лечения болезни сам больной должен хотеть выздороветь. При любом, – любом! – диагнозе не должен «опускать перья». Могу предположить с высокой долей вероятности, что человек обладает колоссальным потенциалом живучести. Это при том, что нет системы, более уязвимой (ибо: самая сложная из известных нам).

Несть числа примерам (иногда воспринимаемым как чудо) исцеления в казалось бы, в безнадежно дохлых, безысходных ситуациях. Почему выживают (и одновременно избавляются болячек, обретенных в «цивилизации») потерпевшие крушение корабля, – либо же иное крушение люди, вынужденные месяцы, а то и годы проводить в отрыве от привычной среды жизни, среды обитания? Почему даже и не чихнет человек на войне, находясь по щиколотки, а то и по колени в весенней либо же осенней грязи в окопе; почему экстремальные ситуации, смертельная опасность мобилизует колоссальные защитные, иммунные системы организма? Не знаем? Так ведь невежество – не аргумент… 

А кто-нибудь задумывался над феноменом стигматизма, когда у глубоко верующего христианина появляются (без очевидных физических, химических, биологических и подобного рода причин и воздействий трофические (не заживающие) язвы на ладонях рук и стопах ног: именно там, куда были забиты, – возможно, гипотетические, – гвозди, возможно, гипотетически распятого Иисуса Христа? 

Но ведь, это же так просто, – диалектика! – если можно усилием, концентрацией, средоточием, мысли, воли, чувств и т.п. – вызвать , то с такой же вероятностью, если оно уж приключилось по каким-либо объективным детерминациям – изжить болезнь. Самоисцелиться. Вернее сказать, активно помогать в этом тем, кто тебе помогает.

Так – в медицине действительной. У нас, покамест: медицина реальная.

Т.е., как сказал мой случайный сосед по столику в санаторной столовой: «У нас, чтобы болеть, надо быть очень здоровым человеком».

Будьте здоровы!


Комментариев нет:

Отправить комментарий